Материал первоначально опубликован
на сайте TotalMetalNet


Всеволод Баронин

ТРИНАДЦАТАЯ ВЕРШИНА
АНДРЕЯ АНДЕРСЕНА

"Какая тринадцатая?" - спросит удивленный меломан. Действительно, вышедший 20 октября в Японии и 26 октября прошлого года во всем мире альбом "Fear" - только пятая студийная работа первой группы под руководством русского музыканта, вошедшей в высшую мировую рок-лигу - копенгагенского прогрессив-металлического квинтета Royal Hunt. А если пересчитать все миньоны и сингл Royal Hunt, а заодно сольный альбом и два миньона Андрея? Вот и выйдет их в сумме 12, а "Fear" закроет собой волшебное для каждого рокера число.

Не место и не время распространяться о величии и значении творчества Royal Hunt - лучше отведем эти страницы под эксклюзивное и обстоятельное интервью с Андреем, взятое штатным Монстром рока Всеволодом БАРОНИНЫМ 6 сентября 1999 г. прямо в колыбели новейшего CD Royal Hunt - копенгагенской студии North Point Studio, располагающейся, кстати, в подвале дома дома Андрея.

- Стоит, пожалуй, начать разговор с твоего сольника "Changing Skin": существует мнение, что альбом получился очень русским по настроению и одновременно мрачным с текстовой стороны. В чем причина если не первого, то второго?

- Насчет русской стороны моей музыки: это утверждение мне не под силу откомментировать! Такая музыка создается мною непроизвольно...

Что же касается текстов - они были написаны не в лучший период истории Royal Hunt: у нас как раз начались все эти передряги с Д.С., он принялся в открытую заниматься самопромоушном и распускать дикие слухи о том, что я хочу его уволить из-за его же собственных сольных планов.

- Когда же конкретно создавался материал для "Changing Skin"?

- Вещи, вошедшие на "Changing Skin", были изначально написаны для Royal Hunt. Мы приехали из Paradox Tour в ноябре 1997-го, и я сразу начал работать над новым материалом. Через несколько месяцев я узнал, что Д.С. собрался выпускать свой сольник, но еще спустя некоторое время спустя выяснилось, что он хочет издавать свой альбом уже после записи гипотетического CD Royal Hunt. Наши рабочие графики никак не стыковались и я принял решение тоже выпустить сольный альбом, благо предложения об издании подобного CD у меня уже имелись. Итак, я начал работу над "Changing Skin" незадолго до нового 1998 года и закончил микширование материала в июне.

- А японцы сразу предлагали тебе контракт на три сольных альбома?

- Предложения такого рода поступали ко мне непрерывно с момента издания в Японии нашего дебюта "Land Of Broken Hearts", однако я все время активно противился этому. Я не считал, что это разумно - выпускать сольный CD, если все свои силы отдаешь Royal Hunt, к тому же наша группа уже была знаменита в Японии. Тем не менее представители японских фирм осаждали меня все с просьбами о записи сольного альбома после выпуска каждого очередного CD Royal Hunt.

Я, правда, рассматриваю "Changing Skin" не как сольный альбом, а как пластинку Royal Hunt с другим певцом. Выбор музыкантов для записи "Changing Skin" определялся тем, что лично мне было гораздо интереснее работать с теми, кто уже некогда входил в состав Royal Hunt - неважно, в эпоху записи "Land Of Broken Hearts" или позже: гитаристом Бьярке Хопеном, певцом Хенриком Брокманном и барабанщиком Кеннетом Ольсеном. Конечно, советчики с фирмы пытались руководить процессом и давать указания - пригласи того соло сыграть, пригласи другого песню спеть...

Но я решил не следовать этим советам. Так что "Changing Skin" оказался с одной стороны моим сольником, с другой - как бы новым альбомом Royal Hunt. Запись "Changing Skin" позволила мне общаться с бывшими музыкантами Royal Hunt на старых правах и руководить их действиями в студии. Раз уж делать сольник - то его надо делать с удовольствтием!

- Что определило выбор Кенни Любке в качестве вокалиста при записи "Changing Skin"?

- Мы с Кенни давно хотели сделать что-то вместе, еще с тех пор как я записывал клавиши для двух альбомов его старой группы Narita. Это стало понятно после того, как мы записали с ним какую-то простую балладу - только рояль и голос. Потом, естественно, Флемминг Расмуссен все испортил, и чего только не напихал в эту балладу в ее альбомном варианте. Обидно были - вещь-то получилась неплохая!

И вот после этой записи мы сидели, пили пиво, и Кенни мне и говорит: "Знаешь, а надо придумать какой-то совместный проект!" Эта идея отложилась у меня в памяти, тем более что мы иногда общались с Кенни, а на альбоме "Paradox" он записывал часть бэк-вокала. Для меня было просто интересно работать с Кенни, как с полной противоположностью Д.С.: у Кенни настоящий мужской вокал, без всех этих криков-воплей в высоком диапазоне.

- Кто такие Бьярке Хопен и Мак Гауна, записывавшие гитарные соло на "Changing Skin"?

- Бьярке играл с Royal Hunt еще до записи первого альбома группы - насколько я помню, он сам ушел от нас незадолго до начала записи. По-моему, он просто устал от вечных концертов по мелким клубам, вечной рассылки демо-кассет и полностью неясного будущего. Мы с ним остались друзьями, ведь помимо музыки у него еще одна страсть - гитары, как, впрочем, и у меня. Он реставрировал пару моих старых гитар, и к тому же частенько заезжает ко мне - и он оказался первой кандидатурой для записи соло.Он большой фанат Ингви Мальмстина и вообще гитарной неоклассики.

Мак Гауна - бывший второй гитарист Narita, с которым я знаком давным-давно. Сейчас он отошел от музыки, но играет по-прежнему здорово, да и просто человек замечательный. С одной стороны, мне хотелось некоторого разнообразия гитарных соло, а с другой - я не хотел загружать нашего гитариста Якоба Къера: я делаю сольный альбом, а Якоб почему-то должен неделями не вылезать из студии!

Одно соло на альбоме записал Мак, три - Бьярке и пару соло сыграл Якоб. Первоначально я планировал, что басовые партии запишет бас-гитарист Royal Hunt Стин Могенсен, да только Стин был в тот момент занят написанием собственного сольного материала и я все откладывал и откладывал запись баса, а затем взял да и прописал эти партии сам.

С барабанщиками же получилось занятно: Кай Лаге получил приглашение, поскольку он работает с гитаристом, некогда сыгравшим почти все соло на "Land Of Broken Hearts", выбор Аллана Соренсена был естественен, а Кеннета я пригласил на запись шутки ради - он ведь сейчас никак не связан с музыкой - правда, барабаны у него остались и он репетирует сам с собой. У него ведь проблемы с ушами... Но на паре вещей он сыграл просто отлично!

- Так кто же записывал гитарные соло и партии ударных в конкретных вещах "Changing Skin"?

- А вот это - секрет! Я никому не говорю об этом, чтобы не разводить конкуренцию среди своих друзей! <

- Как бы ты сам описал идейно-музыкальное содержание собственного сольника?

- Если говорить с точки зрения музыки и звучания - у меня получился очень мягкий Royal Hunt. Но это скорее заслуга Кенни - у него очень доверительный и, можно сказать, обволакивающий вокал. И когда микшируешь материал, всегда пытаешься представить певца в лучшем свете - вот голос Кенни и потянул за собой всю инструментальную часть альбома.

Что же касается текстов, то, да, они получились достаточно мрачными - и это усугубилось очень проникновенным пением Кенни: слушатель верит каждой пропетой им фразе. И, как ни странно, во многих странах, в том числе в Южной Америке, мой сольник продается даже лучше, чем "Paradox" - значит, этот материал больше совпадает с настроением слушателей.

- Теперь переходим к новому альбому Royal Hunt "Fear". Он записан, прослушан, все мнения по его поводу высказаны, но у эти композиции вызывают естественный вопрос: преобладающее гитарное звучание нового материала - результат предварительного планирования или этот звук был получен в процессе записи материала?

- Да, это как-то вышло само по себе, ведь новый материал сочинялся и записывался обычным образом - так же, как и другие альбомы Royal Hunt. Может, нам и показалось, что новые песни требуют более мощных гитарных партий. Для меня самого это оказалось неожиданностью: мы уже свели три или четыре песни, а потом я начал слушать смикшированную запись сначала, и очень удивился: как же странно на сей раз звучит Royal Hunt! Однако новая роль гитар в звуковой палитре нашей группы совершенно не планировалась заранее.

- "Fear" - твой второй опыт в создании концептуального альбома после "Paradox". Вокруг чего же вращается концепция "Fear"?

- Уже не вспомню, какую книгу или статью я читал, но где-то в печатном тексте мне бросилось в глаза интересное суждение о природе человеческого страха: когда мы просто говорим слово "страх", оно выглядит несколько односторонним. Но ведь каждому человеку свойственно совершенно по-своему бояться самых разных вещей.

В титульной вещи говорится о несколько детской боязни темноты, замкнутости и отъединенности от других, "Faces Of War" - о страхе перед войной. Пожалуй, эта песня связана с фильмом "Спасти рядового Райана", когда рядовой зритель наконец-то увидел, что реальная война не похожа на игру в Doom, и ничего красивого в ней нет. "Cold City Lights" повествует о том, что знает любой житель мегаполиса - любой большой город не лучшее место для жизни человеческого существа. В "Lies" мы пытаемся анализировать страх быть обманутыми нашими близкими людьми и друзьями, а "Follow Me" развивает эту тему дальше - она является своего рода воспоминанием о детских годах, когда каждый из нас вдруг осозновал, что наши родители могут умереть. "Voices" - несколько шизофренический и оккультный калейдоскоп человеческих чувств, связанных со страхом, а последняя композиция, "Sea Of Time" является более сторонним призведением и описывает наблюдателя, смотрящего на жизнь со стороны и анализирующего все то, о чем пелась в предыдущих вещах альбома. Несколько философская вещица, и, к тому же, по подходу несколько напоминающая нашу пьесу "Epilogue".

- Насколько вокальные данные Джона повлияли на "Fear" в смысле изменения начального замысла альбома с точки зрения звучания?

- Не думаю, что Джон как-то повлиял на ожидавшийся звук и настороение альбома. Ведь я пришел к "Fear" отчасти через "Paradox", отчасти через "Changing Skin" - а вокал Джона сочетает в себе и низкие регистры Кенни и чистую хэви-подачу Д.С. И Джон не приподнес никаких сюрпризов, да и вообще я обратил внимание на то, что с кем бы из вокалистов я не работал, все они в конце концов начинают звучать так, как этого требует стилистика Royal Hunt. И поэтому, когда мы искали нового певца, мы обращали внимание только на то, нравится ли нам звучание его голоса в контексте нашей музыки. Ну, и конечно, на социальную строну дела - насколько легко нам работать и общаться с этим человеком. Для нас это важно, потому что в отличие от многих других групп мы проводим много времени вместе, а уж после всех разборок с Д.С. нам и подавно хотелось найти певца, который хорошо бы вписывался в группу как человек.

Джон смог вписаться в группу как-то незаметно, но плотно. Про то, что он отличный певец, я даже не говорю, плюс ко всему у него нет всех этих звездных комплексов. И, взможно, из-за этого спокойного вхождения Джона в группу новое для нас звучание "Fear" никого не удивило - все восприняли его как должное.

- Насколько я помню, все кандидаты на место вокалиста Royal Hunt должны были прослушиваться на новом материале, написанном для "Fear". Что же выделило Джона из числа претендентов?

- Все певцы, приехавшие пробоваться в Копенгаген - замечательные вокалисты, и я уверен, что и с ними можно было бы записать этот альбом. Проблемы были в другом - у Матса Левена был явный уклон в высокие регистры, Дуги Уайт наоборот, давал эдакого Дио или Тони Мартина.

Джон оказался олицетворением золотой середины - с ним мы чувствовали себя очень комфортно: он справляется с любым материалом одинаково хорошо, будь то хоть баллады, хоть быстрые вещи. С другими певцами, возможно, запись не получилась бы такой безупречной. Плюс ко всему Джон - спокойный и ненавязчивый персонаж, и это тоже здорово повлияло на наше решение пригласить его в Royal Hunt.

- Насколько ты согласен с мнением, высказанным, кажется, в журнале Musician, что Джон - это вокалист, который может спеть все что угодно, с кем угодно и где угодно?

- Это, конечно же, не совсем так, однако я могу понять, откуда взялось это мнение. Во-первых, ты посмотри на "послужной список" Джона... И потом, он отлично поет и в высоком, и в низком регистре, у него отличное вибрато - словом, как это ни смешно звучит, у него просто симпатичный голос. Он нравится всем - и поклонникам прямолинейного хэви-метала, и тем, кому больше по душе поп-составляющая современного хард-рока.

Разнообразие материала Royal Hunt, в том числе и на "Fear" - отличный шанс для Джона проявить свои вокальные таланты. И при работе над следующим альбомом с Джоном я еще больше подчеркну все сильные стороны вокала Джона, которые, возможно, я до конца не уловил на этой записи. Так что мне понятно мнение обозревателей из Musician.

- Насколько вероятно, с твоей точки зрения, продолжение Джоном его сольной карьеры?

- С нашей стороны он получил благословение на полную свободу действий в этой области, но только до тех пор, пока это не будет идти вразрез с планами Royal Hunt. Мне он говорил, что пока не планирует заниматься ничем, помимо работы в нашей группе.

- А его сольный контракт все еще действует?

- Он прервал свой контракт, просто откупившись от Майка Варни - Джон отдал ему половину всех своих авторских отчислений с будущих продаж всех CD Shrapnel Records, где звучит его голос. С Artension он тоже не очень-то рвался записывать новый материал. Все равно четвертый CD этого проекта, который Джон полетел сейчас дописывать - последний по контракту с Shrapnel.

Мне же Джон говорил, что его сейчас не занимает сольная деятельность - по его словам, он последние лет семь искал себе места именно в нормальной рок-группе со сбалансированным графиком студийной работы и турне. Для него очень важно работать с нормальными людьми без всех этих эскапад в духе Ингви Мальмстина, Джейка И.Ли или Джорджа Линча...

- Что-то из разговора с Джоном я не очень понял, почему он не сработался с Ингви...

- Как говорил Джон, он проработал с Ингви всего-то три дня. В первый день все шло хорошо, однако на второй день Ингви напился и принялся потрясать перед Джоном часами Rolex и золотыми цепями: мол, я - великий Ингви Мальмстин, в каждом Hard Rock Cafe висит моя гитара и вообще "he is me". Надо знать Джона, чтобы понять, что на него все это никакого впечатления не произвело. На третий день Ингви набрался до того, что у него полностью снесло крышу, и он принялся ходить по студии, колотить гитарой по стенам и аппаратуре и вновь сообщать Джону о своем величии.

Джон совершенно справедливо сказал Ингви: "Или ты принимаешь меня таким, какой я есть, либо мы расстаемся", а потом купил себе билет в Нью-Йорк. На том все и закончилась.

- Что будет представлять из себя новое концертное шоу Royal Hunt?

- В новом шоу мы будем развивать идеи театрализации, заложенные в концертах Paradox Tour. Наше новое шоу станет опять более песенно ориентированным с музыкальной стороны, а по антуражу и декорациям оно будет еще интереснее и, к сожалению, дороже. Новые идеи уже воплощаются в жизнь: часть сценических декораций закуплена, часть еще только разрабатывается. К Новому году все оборудование уже должно быть готово, и наше турне начнется в середине февраля.

Мы будем смешивать песни абсолютно со всех наших альбомов, включая "Fear". Ведь фэнам, знающим нас со времен первых трех альбомов, будет интересно услышать тот материал в исполнении Джона! А, может быть, мы будем опять играть два, в то и три отделения...

В любом случае мы будем двигаться дальше по пути сценической театрализации, не то что многие группы, провозглашающие лозунг "назад к корням". Ведь всякий фэн, выложивший за билет $ 10 - 30, а в Японии и $ 70, должен увидеть за эти деньги настоящее запоминающееся шоу. Мне кажется, что богатая сценическая продукция уже является фирменным знаком Royal Hunt - мы не экономим на этом, и даже в маленьких клубах на 500 - 700 мест мы стараемся ставить свой собственный свет и декорации.

- Выходит, концерты будут отличаться по музыкальной концепции от Paradox Tour?

- Да! Ведь наши фэны нас уж просто камнями закидают, если мы опять начнем играть целый альбом в виде отделения без всякого общения с публикой! Смешно выходит: когда мы ездили в Moving Target Tour, многие говорили нам: "А почему вы не сделаете концептуальный альбом, который можно играть на концерте целиком?" После же Paradox Tour у нас спрашивали: "А почему вы старых вещей не играете?" В этот раз мы перемешаем весь материал и с музыкальной точки зрения сделаем просто обычное рок-шоу.

- Будут ли на сей раз принимать участие в турне "женщины, которые поют" - Мария МакТерк и Лиза Хансен?

- Понятия не имею! К записи альбома я их не привлекал - мне не хотелось устраивать эксперименты на первой же работе нового певца. А с концертами - посмотрим... Мы начнем предтуровые репетиции в середине января, и тогда решится - поедут девчонки с нами в турне или нет.

- Что из старого материала войдет в программу концертов Fear Tour?

- Кроме тех песен, услышать которые хочет каждый фэн Royal Hunt - "Last Goodbye", "Far Away" и "Epilogue" - мы постараемся поставить в программу те композиции, которых мы не играли очень давно, и о которых несколько забыли. Кто знает, может даже такая пьеса, как "Day In Day Out" приобретет с вокалом Джона новое свежее звучание.

Возможно, что в этом турне мы не будем играть те песни, которые нам уж порядком поднадоели - к примеру, "Wasted Time" или "Stranded". Лучше отложим их исполнение до следующего турне!

- А что это за интригующие новости о сольной работе Стина и Якоба?

- Стин уже записал весь материал своего сольного альбома, который, похоже, будет выходить под именем проекта Cornerstone. Инструментальные партии записаны музыкантами Royal Hunt, а спел все Дуги Уайт. Стилистически этот альбом более поп-роковый, нежели материал Royal Hunt - местами он похож на старый Marillion, а после того, как Дуги закончил запись вокала, он еще и приобрел определенную схожесть с последним CD Rainbow.

А у Якоба написаны все вещи, и его сольник по материалу будет похож на Dokken начала - середины 80-х. Но все эти работы будут выпускаться не раньше середины 2000 г., когда Royal Hunt вернется из мирового турне.

Я планирую параллельно со Стином и Якобом заняться работой над своим вторым сольником, однако более вероятно, что буду в тот момент работать над рок-мюзиклом памяти Фредди Меркьюри. Возможно, что приехав из турне, мы сразу начнем запись очередного альбома Royal Hunt. Все зависит от успеха "Fear" и нашего турне, но учитывая мнение прессы и фирм грамзаписи, "Fear" должен продаваться чуть ли не миллионными тиражами!

- А где Стин записывал свой сольник?

- Да у меня и записывал - еще в старой Mirand Studio, под трубой!

- Раз уж ты упомянул о своем рок-мюзикле, расскажи о нем поподробнее...

- Одна интересная девушка из Германии, Карен Фостер, написала сценарий мюзикла, сквозной темой которого стала жизнь Фредди; часть же материала создана по мотивам известнейших песен Queen. Затем она продала сценарий постановочной фирме Stella - той, что первой привозила в Европу бродвейскую постановку мюзикла The Cats. Спонсорами постановки и издания записи нового мюзикла вызвался быть автомобильный концерн Audi, и вопрос встал лишь за полноценным музыкально-лирическим воплощением этого произведения.

Сначала Карен планировала отдать этот сценарий непосредственно музыкантам Queen - Брайану Мэю, Роджеру Тэйлору и Джону Дикону, однако ей показалось, что Royal Hunt лучше справится с этой задачей: она была на нескольких наших европейских концертах весной 1996-го, когда мы ездили в турне с Gotthard.

И Карен прислала мне факс со своими предложениями. Я поначалу не отнесся к этому серьезно: мало ли я получаю сумасшедших факсов! Но Карен была настойчива - она выслала мне полный вариант сценария, и к тому же начала искать контактов с нашими европейскими промоутерами и партнерами с фирм грамзаписи, и они тоже начали убеждать меня, что этот мюзикл - более чем достойная идея.

В конце концов Карен прилетела в Копенгаген и привезла короткий вариант сценария, уже годящийся для написания на его основе текстов. Мы договорились, что я буду заниматься всей музыкальной стороной дела - написанием материала, его аранжировкой, подбором музыкантов. Я лично буду определять график студийной работы, и должен буду принести Карен уже готовые мастер-ленты альбома.

- А кто будет записывать вокал в этом мюзикле?

- Вокальные партии на записи мюзикла будут наверняка исполнять Джон и Кенни. Я хочу пригласить на запись и Дуги Уайта. Мне хотелось бы, чтобы свою роль получил и наш большой друг - фронтмен Saga Майкл Садлер: ведь у него очень интересный, местами почти опереточный вокал. А в роли Короля я вижу самого Гленна Хьюза - посмотрим, что выйдет из этой затеи; во всяком случае менеджер Гленна не против. В мюзикле имеется и одна женская роль, но это место пока свободно. Инструментальные партии почти наверняка будут записывать музыканты Royal Hunt вместе с малым составом симфонического оркестра из 30 - 35 музыкантов; интересно бы было пригласить на запись и оперных певцов.

В любом случае этот мюзикл будет в чем-то похож с музыкальной стороны на Royal Hunt - как-никак, весь материал будут написан мной. Работа над 75-минутным CD начнется в начале декабря, а выпуск альбома пока запланирован на декабрь 2000 г. Все рабочие контракты уже составлены, но еще не подписаны. И как только 26 ноября мы вернемся из европейского акустического промо-турне, я немедленно приступлю к написанию материала этого мюзикла.

- Какая фирма грамзаписи будет издавать CD с записью мюзикла?

- Первыми подсуетились японцы в лице тамошнего отделения EMI. Поэтому буквально на днях я разговаривал с головным лондонским офисом EMI - возможно, что наш пока безымянный мюзикл будет издан EMI во всем мире. Если же нас постигнет неудача - мы издадим CD на тех же лейблах, на которых выпускается Royal Hunt. Безусловно, мюзикл получит и сценическое воплощение - и в таком виде он будет подлиннее своего альбомного варианта, но пока об этом говорить просто рано!

Славно, славно побеседовали под неподдельную текилу да родную "Посольскую"! Понадеемся, что аналогичные напитки будут на радостях литься рекой, если ушей наших меломанов достигнет весть о приезде Royal Hunt в Первопрестольную. Хотелось бы, чтобы это случилось в апреле - как то планирует Андрей и его менеджмент...

Сентябрь 1999 года

Back