25.06.2005


О возвращении Кеннета Олсена.

Это была трагическая ошибка, что он вернулся назад. На самом деле, все эти годы Кеннет принимал какое-то участие в наших семейных делах. Как я уже говорил до этого, у всех создается впечатление, что в группе пять человек, на самом же деле у меня такое впечатление, что человек 15. Все вокруг как спутники такие. И Кеннет принимал участие в этом довольно долго, он на моей сольной пластинке появлялся, и желание вернуться в музыку у него постоянно присутствовало. Где-то в октябре-ноябре прошлого года он начал опять говорить на эту тему, что хотел бы поехать в туры и так далее. Поскольку он хороший приятель, а группа - есть группа, мы сказали ему, чтобы он занимался этими вещами, а мы посмотрим. За эти месяцы он подготовился, и последние несколько недель мы репетировали вместе, и все у него было замечательно. В то время, когда у него были проблемы, по-моему, в 1996 или 1997 году, с одной стороны, проблемы действительно были, но с другой стороны, я думаю, что он немножко испугался. В общем-то, я его прекрасно понимаю в этой ситуации. Перенести болезни, которые у него были, осложнения на уши и т.д., все это и так понятно. Но сейчас он чувствует себя лучше, проблем никаких не было. Так что пьет он больше, чем я, курит тоже больше, чем я. Так что я думаю, проблем совсем никаких нет.



Вечная тема: отличие нового альбома от остальных.

Андрей: Все говорят, что отличается.

Артур Григорян, директор АМГ автору вопроса: Вы слушали альбом?

Андрей: Да, вы слушали? Вы купили наш альбом - компания спрашивает?..

...Я не знаю. Тяжело сказать, так как я с этим альбомом сидел целый год, и у меня мнения по поводу него никакого нет. Нет, мы согласны, с тем, что этот альбом лучше, чем предыдущий и т.д., так что каждый должен купил два альбома. Естественно, в группу пришли новые люди, и сам альбом звучит немножко по-другому. Я считаю, что лучше. Кто-то может не согласиться. Я думаю, правильно кто-то написал на нашем веб-сайте, что это самый энергичный альбом Royal Hunt. Не я это написал, но я могу согласиться в какой-то степени. Действительно, ребята пришли полные энтузиазма. И даже Джон и я, мы такие старые крысы в общем-то, сделали уже много пластинок, но они и нас вроде как подпихнули немножко. Так что я думаю, это основная разница. В музыкальном плане - не знаю. Все пластинки Royal Hunt немного разные. Кто-то считает, что очень разные, я считаю, что немного разные, будь это звук, будь это сами вещи, которые мы пишем, и вообще все немного как-то меняется по тематике и так далее. Я надеюсь, что это один из самых удачных наших альбомов, но подписываться я не буду.



Самая популярная тема: три инструментала. Зачем?


Чтобы спровоцировать вот эти вопросы. А на самом деле, на альбоме должно было быть девять вещей, это, как говорится, голые, неприкрытые и немытые факты: должно было быть 9 вещей. И по поводу двух инструменталов никто бы и не удивился, так было и до этого, начиная, по-моему, с нашей первой пластинки. И с 9 вещами по-прежнему альбом получался где-то 52-53 минуты, я думаю, никто бы не возмущался, разве что Артур, он все мечтает, чтобы у нас пластинки были по полтора часа.

Что получилось: когда у меня был в гостях Маркус, наш новый гитарист, мы сидели, болтали, записывали все остальные вещи, и я ему поставил инструментал, который называется SK 983. На самом деле это был инструментал, который был сделан специально для... как это называется? Мастер-классов. Я его сделал в прошлом году. За год до записи пластинки. Он его послушал, и ему страшно понравилось, и он сразу нашел какой-то маленький пяточёк в этой вещи, куда он может засунуть гитарное соло, естественно. Так что он из таких личных соображений начал меня доставать, чтобы мы эту вещь запихали на пластинку. И получилось три инструментала в конечном итоге. Могу успокоить, Джон не возмущался по этому поводу. Ну а теперь естественно у всех журналистов есть тема для разговора - почему три инструментала?



О прогрессивности музыке, о термине прогрессив и о том, что он означает лично для Андрея.


Абсолютно ничего не означает. Честно говоря, я не знаю, сможет ли кто-то здесь ответить, что такое прогрессив на сегодняшний день. Я не знаю, что такое прогрессив. С одной стороны называют какие-то группы, будь это Dream Theater, те же самые. С моей точки зрения, они действительно заслуживают этого лейбла (который я терпеть не могу), который на них все время вешается. Опять-таки, стоит ли копаться в смысле этого слова? Прогрессив, мне кажется, это какое-то развитие, каждый раз с каждой пластинкой должно быть что-либо новое. Но, в такой же степени, можно назвать прогрессивной смесь хэви-метал и рэпа, Faith No More это тоже делали. Можно диско смешать с Iron Maiden, и это тоже прогрессивно. Что-то новое, какие-то новые течения в музыке. Никто, на сегодняшний день с тех старых времен - Emerson Lake And Palmer, Yes, - велосипеда еще не изобрел и мне кажется, вряд ли изобретет когда-нибудь. Этот термин превратился в имя нарицательное. Это значит: ритмы меняются, длинные композиции, нет стандартной формы написания вещи куплет-припев-куплет-припев-саксофон-и все кончается. Если рассматривать с этой точки зрения, то я считаю, что этот альбом менее прогрессивный, чем предыдущие альбомы, так что я не знаю, что критики имеют в виду. Нам платят за то, чтоб мы делали пластинки, критикам платят за то, что они о них пишут.



О смысле названия альбома.


Paper Blood - это деньги. Это такое сленговое название. Получилось это немного случайно, когда я написал саму эту вещь, Paper Blood, текст был немножко саркастический, по поводу кэшуализации нашей жизни, о том, что все можно купить и продать. Сегодня новое легкое можно купить откуда-нибудь из Бразилии, да и в России, по-моему, тоже этим балуются. Страшная немножко реальность, и на эту тему была написана песня. А потом уже обратили внимание на то, что это, действительно, свежий титл для названия пластинки. Еще обложка подошла к этому времени, черт его знает, какое-то существо там стоит, то ли из него делают деньги, то ли оно делает деньги. И так все сложилось.



"Вопрос к Вам как к клавишнику... "

Не пугай, это опасные вопросы...

" ...кого из современных клавишников в тяжелой музыке Вы могли бы выделить, кто вам понравился? "

Мне Йенс Йоханссон (Stratovarius) очень нравится.

"Что бы Вы могли сказать о клавишнике такой группы как Children Of Bodom (более экстремальной)?"

Понятия не имею, ничего не могу сказать, к сожалению. Из тех, кто мне нравится, могу назвать еще Ричарда Андерссона - он швед, почти однофамилец, тоже очень хорошо играет, но у него немножко другой подход, он более такой какой-то гитарист на клавишах.



О логотипе группы, изображающем дракона. Что, кто, зачем и почему?

Дракон - это я. Если вы прочитаете прессу за последние 10 лет, то дракон - это я. Никто в этом уже не сомневается. Наверное, скоро на фотографиях, в каких-нибудь Metal Hammer и Rock Hard будут четыре физиономии, а вместо моей физиономии будет дракон. Причем, плюющийся ядовитой слюной, огнем и т.п. - это я.

На самом деле, все получилось случайно. В свое время дракона рисовал Стин Могенсен. Я думаю, мало кто знает, что Стин очень неплохой художник, но непризнанный. После его смерти - я надеюсь, что он умрет раньше меня, - все его зарисовки я буду продавать за безумные деньги.

И он нарисовал дракона. Дракон этот на настоящего дракона не походил абсолютно, он был совершенно другой. Какая-то смесь змеи и крысы, но производил основное впечатление дракона, у него были крылья и т.д. И когда мы делали оформление пластинки Land Of Broken Hearts, мы принесли зарисовку Мартину (художнику), и он уже на базе этого дракона-мутанта сделал сегодняшнего дракона. Связь, конечно, какая-то была, сама идея названия Royal Hunt возникла после нашего короткого визита в музей, где повсюду висели гобелены, щиты. Во времена Средневековья ведь у многих рыцарей были собственные щиты с определенными гербами, цветами, формами. И Мартин их каким-то образом связал, и нам это понравилось. Выглядело хорошо. И оттуда пошло. Но на самом деле, это я.



О том, какой альбом дался сложнее.

Eye Witness. Потому что, в это время начались брожения в группе. Мы записывали альбом в разных студиях, была масса всевозможных сложных моментов. Со стороны, может быть, это и не выглядит настолько серьезно. Стин и Якоб уже определились к тому времени в том, что они хотели делать, но в то же время у них были определенные обязательства перед группой. Неприятно говорить это слово, но в принципе какой-то элемент этого был. Поэтому и судьба Eye Witness так сложилась, что это была единственная пластинка, после которой у нас не было тура. Запись пластинки закончилась, и после этого я увидел, что брожений становится все больше и больше. У нас был серьезный разговор по этому поводу, и ребята, кстати говоря, был очень лояльны по отношению ко мне, так как у нас все базировалось на личных отношениях, они предложили мне сыграть весь тур. У нас было запланировано примерно 46-48 концертов после Eye Witness, и они предложили мне закончить этот тур, чтобы все выглядело очень симпатично со всех сторон.

Но дело в том, что у меня возникла в этот момент мысль, что мы расставались очень мирно. То есть никаких проблем у нас не было, мы до сих пор остались очень близкими друзьями, часто видимся. Дело в том, что если бы мы поехали в этот тур, может быть, наши личные отношения изменились бы. Естественно, если два человека были, в общем-то, не очень заинтересованы в этом туре. Поэтому черт его знает, после концерта номер 17 что-то там произошло бы... мне бы показалось, что они не с полной отдачей занимались, или еще что-то... Поэтому я решил лучше, чтобы все осталось, как было, то есть, мы записали эту пластинку и благополучно разошлись, никто ни на кого не обижался, не ругался и так далее. Так что, в принципе, запись Eye Witness была самой сложной. Получилось в этот момент как лебедь, рак и щука - каждый тянул в свою сторону. Якоб страшно увлекся поп-музыкой, чем он занимался последние 3-5 лет. Он тянул в эту сторону. Стин стал интересоваться все больше современным американским ню-роком - Creed, Nickelback и т.д., он тянул в эту сторону. Мы с Джоном тянули в свою сторону. Хотели идти уже известной тропой, за что, конечно, в меня тоже камни летят, будто я захлебываюсь в самоплагиате. И мы тянули в эту сторону, поэтому тяжелая была пластинка, непростая, скажем так. А вот с этой пластинкой проблем не было.



О планах на съемки видео.


Видео? Нет. Единственные планы по поводу видео, которые у нас есть - мы в этом туре будем снимать для DVD. Мы никогда этим не занимались и для нас эта территория совершенно новая. Сейчас мы как раз в процессе переговоров с одной немецкой фирмой, они и будут вести съемку на DVD, может быть, пару концертов по ходу этого тура, и желательно в каком-то новом интересном месте. То есть, в Японии я уже точно DVD снимать не буду, сто процентов. Все это должно выйти уже после Нового Года, не знаю, сколько времени займет весь этот процесс. И если все пройдет хорошо, и DVD будет более или менее успешным, тогда... У нас безумное количество материала, начиная с 87 года, куча материала, и мы выпустим другой DVD, используя этот материал. Он будет исторический, документальный - "С чего начинались динозавры".



О лучшем клипе группы. Это...

Message To God. Вообще, видеоклипы я терпеть не могу, и снимать их вообще ненавижу. Но по необходимости нам приходится. К счастью, последние 2-3 года нам не приходилось этого делать, за что я очень благодарен нашему менеджменту.



О том, насколько приход новых людей в группу и уход старых, повлиял на творческий процесс в Royal Hunt.


Такой вопрос, в котором выиграть я никак не могу, как бы я ни ответил. Потому что, если я отвечу, что стало лучше, значит, я кинул камень в старых, если скажу, не стало лучше, я кину камень в новых. Выиграть невозможно. Я скажу так - по-прежнему все хорошо.



"Кто записывал партии ритм-гитары на новом альбоме?"


На альбоме написано. Кто записывал ритм-гитару на старых пластинках?

"Ходят разные слухи..."


Я не спросил насчет слухов, я спросил, что было написано. А написано было всегда Якоб Кьер, все правильно? Да я дразню на самом деле. Всегда записывал Якоб Кьер, а на этот раз записал все Маркус Джиделл. Сам я записываю совершенно микроскопические партии гитары на наших пластинках, я это делаю по разным соображениям, в том числе некоторые партии, может быть 5 процентов, которые проще самому сыграть, чем объяснить. Тем более, иногда бывают ситуации, когда ты строишь какой-то гитарный звук, который состоит из пяти-шести разных элементов... Я считаю, что это глупо - сначала их записать, потом все это разобрать, затем через полтора месяца приедет гитарист, ты ему опять начинаешь все это собирать. Проще самому сыграть. Никогда с гитаристами у меня по этому поводу проблем не было, потому, что им самим есть чего делать, а 95% процентов гитары всегда записывал Якоб, а в данной ситуации записал Маркус.



О басисте.

Ну, басист, вот, перед вами. Пока. У нас есть два басиста, могу сразу сказать, что оба шведы. Мы пока еще не решили, кто будет. Не буду называть имена, потому что каждый играет с какой-то своей группой, у каждого какие-то отношения и свои дела. Один из них примет участие в туре, и если все пройдет благополучно, не передеремся к концу, то на следующей пластинке, я надеюсь, будет играть новый басист, и мне не придется сидеть у Стина, занимать его бас и все его усилители. Потому что своих у меня нет. Я все что мог, то у него взял. Отобрал.




О Маркусе, и о том, как он попал в группу.

Попал совершенно случайно, а как еще? Предложения были от разных гитаристов. Мы сделали немного умнее в этот раз, и все CD, видео и кассеты приходили в Америку в менеджмент, я все это не получал. А там уже это все фильтровалось, и если уж совсем какая-то дрянь, то выбрасывалось сразу. Самое интересное, что было, по-моему, два гитариста из России. А один был из Бразилии. Как он представлял себе репетиции, я не знаю. Я хотел написать ему в ответ, что мы репетируем три раза в неделю, но это выглядело бы как издевательство. Пришла масса материала, конечно, талант там - гигантский абсолютно. Так что, выбирать можно было, практически не глядя ткнуть, везде было что-то интересное. Но мы руководствовались разными соображениями. Возраст, например. Естественно восемнадцатилетнего мы бы в группу не взяли. Человек должен был, по крайней мере, сделать пару пластинок и принимать участие в каких-то турах, то есть, совсем зеленого мы тоже не хотели брать. И в конце у нас остался не так уж и много народу.

Как-то я разговаривал с одним шведским знакомым, он тоже музыкант, и он предложил мне несколько имен, в том числе и Маркуса. Мы поговорили по телефону, и он прислал свой материал. Звучал он очень прилично, мне понравилось, и мы дальше стали общаться.

Я поехал в Стокгольм, встретился с ним, вечером естественно было пьянство и безобразие, и мы быстро спелись... У меня с Маркусом было похожее чувство, как в свое время, когда к нам Джон приехал. С Джоном была забавная ситуация. Он к нам попал в 1999 году, мы его встретили в аэропорту, приехали ко мне домой. И у меня через два часа было такое ощущение, будто он у нас был лет пять. Как-то он влился во все, со всеми поладил, как будто он всегда с нами был. Аналогичная ситуация была с Маркусом, он тоже влился, все как-то наладилось и сомнений у меня не было. В итоге я считаю, что получил еще и бонус. Когда я брал Маркуса в Royal Hunt, у меня было ощущение, что он во многом один из последователей Мальмстина, с двенадцатью пальцами изображался, это то, что я слышал. А когда мы начали действительно работать над вещами, выяснилось, что у него помимо этого еще есть элемент блюза какой-то. Я там нашел и Ки Марчелло, и Гари Мура. Всего понемножку. И мне показалось, что он очень хорошо подойдет к Royal Hunt, по крайней мере, для этой пластинки, потому что у него есть все стороны, и аспекты которые мы ищем.



О проекте с Полом Лейном.


Да, есть такой проект, мы сделали с Полом Лейном пять вещей. Пол Лейн - бывший певец Danger Danger, не знаю, чем он занимается сейчас. Но всю пластинку мы решили не делать, только половину, и не знаю, сколько вещей из этого войдет на пластинку. Там будет один или два других певца, масса имен называлось, я до конца еще не знаю. Вещи у меня все написаны. Я думаю, этот проект выйдет к новому году. Собственно говоря, вот и все. Пластинка выйдет, на ней будет 10 вещей. Потому что я написал 10 вещей, других, по-моему, еще никто не написал.



О том, что рождается сначала - лирика или музыка.


Все одновременно. Появляется достаточно странно, я уже говорил десятки раз, что песни я не пишу, сидя с каким-то инструментом, а выдумываю их каким-то образом. И когда появляются какие-то музыкальные фрагменты, появляются и обрывки фраз, общее настроение. Может, не именно та лирика, которая будет напечатана в конечном исполнении, а какие-то обрывки фраз, о чем эта песня будет. Иногда появляется очень быстро, еще музыка не дописана, а уже текст сложился. Иногда все это дорабатывается, но составляющие появляются практически одновременно. Из-за этого я считаю, правда, 99% процентов критиков со мной не согласятся, что настроение у песни уже задается до того, как она написана.



О нынешних занятиях бывших участников группы.

Стин сейчас занимается своим Cornerstone, только что у них был маленький тур, где-то концертов десять по Европе. Только что у них вышла live-пластинка или выходит... выходит, да. Они также сняли DVD с концерта в Копенгагене, так что он занят этим. Плюс он на окраине Копенгагена открыл маленькую студию, там он, кажется, собирается заниматься продюсированием. А Якоб ничем не занимается, он, как всегда, лучше всех устроился. Он не занимается ничем, поскольку последние несколько лет у него появились определенные поп-привязанности, он теперь хочет быть продюсером поп-музыки. Пишет вещи и работает с какими-то поп-исполнителями в Дании. Пока еще никакую форму это увлечение не приняло, но он намерен очень серьезно этим заниматься. Он мне приносил периодически мне какие-то песни. У Стина какую-то песню он даже микшировал на его студии, он сейчас весь в этом.



"А с ДиСи Купером у Вас сохранились какие либо отношения?"


Никаких абсолютно.

"Он периодически давал интервью, в котором говорил, что его эго в группе подавлялось..."

Чтобы подавить эго ДиСи Купера нужен бульдозер. Я согласен с тем, что я дракон, окей. Но не настолько большой. Мне кажется, что многие разногласия, которые возникли, самое интересное, после ухода ДиСи из группы, очень активно раздувались прессой. У ДиСи есть такая тенденция, он любит найти себе плечо и в него поплакаться, всем рассказать, насколько ему было тяжело и плохо, я все это понимаю. Но если было все настолько тяжело и плохо, то почему его карьера не развилась с такой ракетной скоростью, как это предсказывали после того, как он ушел из Royal Hunt?

Ну, не мне судить, все это раздувалось, принимало гигантские пропорции. Чуть ли он у меня не на цепи в подвале сидел, а я с кнутом ходил вокруг него. Ну, бред какой-то, все было на самом деле не так... СиДи взяли в группу из Питтсбурга, естественно, нигде он до этого не отметился. Не буду в него кидать камень, с профессиональной точки зрения к нему ни с какой стороны не подъедешь, певец он замечательный, чего говорить. Работать с ним тяжело, но певец хороший. И тут он попал в Royal Hunt, произошло что-то вроде... У вас же есть Фабрика звезд - вытаскивают, допустим, кассиршу в магазине, и вдруг она поет, и вот огромный стадион, свет, контракты и т.д. Ну, произошло практически то же самое. Из ничего ДиСи попал вдруг в spotlight. Он бог, и пару лет подряд он был номер один в BuRRRn!, на виду, скажем так. Ну и экономическое благосостояние... Тоже не помещает в данной ситуации. Ну и появились такие идеи потихонечку. Кстати говоря, об этом в прессе не пишут - самая большая проблема с ДиСи была не у меня, а у других членов группы. Я думаю, что я бы ДиСи пережил еще года два. Здоровье у меня неплохое, особенно в то время было. Но возникла совершенно сумасшедшая ситуация, то есть у меня был выбор - либо остается группа, либо остается ДиСи. Практически, мне в этот момент был представлен ультиматум - либо половина группы уходит, либо у тебя остается ДиСи.

"То есть, такое откровенное заявление от группы?"

Ну, практически да. Письменный ультиматум мне, конечно, никто не присылал, но смысл был понятен. С одной стороны, у меня были друзья, с которыми я работал 10 лет, с другой стороны был певец, певец замечательный. Но - новый певец. Певцы приходят и уходят, а такие люди, которые у меня были в группе... у меня же перед ними тоже какие-то обязательства. Столько лет я их тащил в свою сторону, будто лебедь, рак и щука, как я уже говорил. Но я был очень сильный лебедь в тот момент, и тащил в определенном направлении. И что же, я теперь их всех выброшу? Теперь у меня новый певец, а вы в сторону? Естественно, это бред. И поэтому и было принято такое решение.

Единственное, что я могу сказать, что с моей точки зрения, с ДиСи работать было абсолютно невозможно, особенно в конце. В русском языке есть выражение "звездная болезнь", но, с моей точки зрения, у ДиСи была не звездная болезнь. То, что вы так называете, у него это был просто маленький синдром. Там эго было размером с гостиницу Украина - и близко не подойти. Дело кончилось тем, что когда мы записывали Paradox, я его отправил домой посреди записи, потому что человек петь вообще не мог. Не очень красиво с моей стороны выдавать такую деталь, но дело в том, что в меня с его стороны летело огромное количество камней. Причем, я два или три года ни слова не говорил по этому поводу. Я молчал и пластинку делал в это время. А в меня все это летело со всех сторон, что я чуть ли не диктатор, деньги отбирал, вот эта ситуация с цепью и кнутом, и так далее. И поэтому я помалкивал, пока он устанавливал свою новую карьеру, я не выступал по этому поводу. Сейчас, когда время прошло, 6-7 лет, уже можно к этому вернуться. В конце концов, был просто бред. Человек записывал River Of Pain полторы недели. Я бы уже сам эту песню спел за это время. Я ее поэтому так терпеть не могу. К сожалению, Джон ее очень любит, поэтому мы по-прежнему играем ее на концертах. Я уже одурел от нее, первые две фразы заняли два дня. Ну, это же вообще! Джон у меня пластинку записывал за семь-восемь дней, причем как угодно: любые интонации, в любых вариантах. Если взять их как певцов, чисто технически - я не говорю о каких-то субъективных привязанностях, кто-то, конечно, по-прежнему считает, что ДиСи - это бог вокала, ну и на здоровье. А чисто технически, будь это live, будь это в студии, Джон на 50 классов выше ДиСи. Тут говорить нечего. Я как продюсер утверждаю. Опять, правда, пресса в меня камень кинет, я уже прям, чувствую, как он пролетает мимо. В общем, какой никакой я продюсер, и работаю с хорошими музыкантами, поэтому могу сказать, что с технической точки зрения, их не сравнить. А уже с какой-то эмоциональной или субъективной точки зрения - так уже можно разбираться. Я в этом не принимаю никакого участия.


А.Григорян: Хочу сообщить, что в 3 часа состоится пресс-конференция ДиСи Купера.


Андрей: Да! Так что вы сможете получить все ответы на вопросы, там он и цепь принесет и кнут, так что все будет. Все в пакете.



О том, чья заслуга в том, что голос Джона звучит по-другому.

Ни в коем случае не моя. Если певец хороший, он и поет хорошо. Моя работа заключается в том, чтобы написать вещь, которая оптимально подходит для данного вокалиста. После этого мне нужно правдами и неправдами из певца вытянуть лучшее, что он может сделать, и тут все средства хороши. Я могу сказать, что такие ситуации в студии порой происходят - анекдот просто.



О методах работы (как обмануть вокалиста).


Кнут тоже бывает порой. Кнут маленький бывает, но редко. Дело в том, что есть гигантская разница между певцами и музыкантами - хотя их всех называют музыкантами, но они разные. Потому что, все музыканты за своими инструментами прячутся в какой-то степени. То есть, когда они играют, это же что-то такое личное. Их инструмент. Туда попал, не туда попал - можно переделать. С певцом совершенно другое - певец, он голый перед тобой стоит. У него кроме вот этого аппарата ничего нет (звучит двусмысленно, но я думаю, имелся в виду микрофон - Ю.Р.) Поэтому, к ним нужно относиться как-то особо, немножко более бережно. Поэтому с ними нужно работать. Мне все равно, какой певец, будь то Дио или Ковердейл, не важно. Невозможно их поставить перед микрофоном дать текст, и сказать: вот тебе музыка, вот тебе текст - вперед! И вот ты получишь какие-то перлы - такого не бывает. С каждой маленькой интонацией нужно работать, и работать по-разному. Если будет слишком много кнута, то получится что-то механическое, потому что ты его запугаешь настолько, что он будет делать исключительно то, что бы ему говоришь. Если ты параллельно подсовываешь какой-то пряник, ты его стимулируешь каким-то образом. И он сам какие-то перлы тебе выдает. И все время нужен этот баланс.

Иногда нужно обманывать певцов, я это от них не скрываю, я им тоже говорю об этом. Например, если мне певец говорит, что у него какая-то фраза получилась, а она мне абсолютно не нравится, не входит ни в концепт, ни во что. И переделать надо второй, третий раз... но нет у него нужного настроения. А он говорит, нет, вот тут у меня получилось замечательно. Не надо с ним спорить. Нужно оставить эту фразу и перейти на какую-то следующую, и через два дня ты вернешься назад и продашь ему эту историю следующим образом - скажешь: ты помнишь вот эту фразу мы делали дня два назад? Он, конечно, о ней уже все забыл, потому что за это время он записал еще семь вещей. Он скажет: "Ну да, помню", а по глазам видно, что забыл. Ты скажешь: "А ты вот предлагал в ней такой интересный оборот в конце, давай его попробуем". Он спрашивает: "Это я предложил?" Ну да, отвечаешь, помнишь, ты делал вот так вот, а потом вниз ушел. И он идет и делает исключительно то, что тебе нужно. Вот так обмануть можно иногда. Ну, по-разному бывает, иногда начинает упрямиться. Иногда бывает, что спел какую-нибудь фразу, и она сидит, как должна сидеть, замечательно. А он говорит: "Нет, я сделаю лучше". Соглашаешься, но на запись магнитофон не ставишь. И вот он поет одну и ту же фразу точно таким же образом, разницы уже абсолютно никакой нет, но ему кажется, что что-то он вложил. И они получаются хуже, но это не важно, ты же все равно не записываешь. Сидишь, внимательно слушаешь, и каждый раз, когда он изобразил что-то и смотрит на тебя с вопросом в глазах, ты говоришь: "Замечательно!" Он поет, поет! Минут 15-20 тратит на это. Потом спрашивает, хорош ли был последний вариант? Ты отвечаешь, что вот, по-моему, вариант номер 14 был самый удачный. Он говорит: "Давай его послушаем". Ты ставишь самый первый вариант, с которого все началось. Он: "О, вот видишь, вот я же говорил!" Со всеми так, но с певцами особенно.



О предложениях участвовать в сайд-проектах.

Поступает масса предложений. Но дело в том, как мне кажется, что кроме компаний, особо эти проекты никому не нужны. Предложения есть, и они поступают периодически, но у меня есть какой-то страх. Дело в том, мне кажется, что можно очень быстро оказаться в ситуации, того же самого Джеффа Скотта Сото, в которой Гленн Хьюз был лет пять назад. Когда ты поешь где-то на 15 пластинках в год, к тебе в какой-то момент перестают относиться серьезно. Я стараюсь ограничить свое личное участие только проектами, от которых невозможно отвертеться, потому что это делают мои друзья. Например, Хенрик сделал Evil Masquerade, Cornerstone, Джон сделал сольник. Там уже никак не отвертишься. Там я принимаю какое-то минимальное участие. А вообще, предложения поступают: собралось три человека отсюда, два отсюда, но меня, честно говоря, это не очень интересует.



О племенной принадлежности Джона Уэста.


По-моему, он ирокез, но точно не могу сказать. Как-то давно мы с ним разговаривали на эту тему. Название было какое-то такое закрученное, на "ирокез" похожее, но точно не помню. Не такие типичные, как чероки, которые уже очень знакомы, а какое-то другое, странное такое. Но он точно похож, с луком там охотится, да. Причем, он ведь всегда у меня дома живет, когда в Данию приезжает, и меня постоянно пугает, потому что ходит по дому совершенно неслышно. Я стою себе, посуду мою вдруг - бац! Как по тропе войны, честное слово. Но так он парень очень приятный, более легкого человека я еще не встречал. Он как-то сам себя пасет, всегда самостоятельно обходится, его не нужно развлекать как других. Помню, как-то он находился у меня, и в какой-то момент я рано проснулся, для меня 10 утра - это уже рано, смотрю, а он перед домом стоит, где у меня въезд для машин. Перекладывает какие-то плиты, камни. Потом опять исчезает, опять появляется. Хороший парень.



Об обложке нового альбома и странном существе, поглощающем деньги.

Делал обложку швед - Карлос... Латиноамериканское имя, а фамилия шведская. Нашли мы его довольно случайно, по Интернету. У него была масса всевозможных обложек и наша - одна из них. Просто рисунки, которые не были использованы, и этот нам очень подошел. Мы с Джоном сидели и разговаривали по поводу обложки, как она должна выглядеть. И вот мы представляем ее по аналогии с Paper Blood, какой-то такой печатный станок и человек, каким-то образом к нему приспособленный, а из этого печатного станка летят деньги. Джон сказал, что это надо будет заказывать, и что пока объяснишь, чего хочешь, пройдет еще три месяца. И как-то мы сидели в Интернете, о чем-то разговаривали и вдруг - бац! - вылетает эта обложка. Конечно, она была не совсем в том виде, в котором она есть сейчас, но в принципе идея была такая. И я говорю: Вот видишь, а ты говорил про три месяца, взяли и нашли. Где-то пару недель Карлос ее дорабатывал, что-то такое сделал, и в итоге получилась обложка. Какое-то непонятное существо, которое то ли деньги производит, то ли поглощает. Если поглощает, то я думаю, половина мужской публики знает, у них такое существо дома на кухне тоже стоит. Которое деньги поглощает. Никогда не производит, только поглощает.



О поклонниках из разных стран.


Чем отличаются? Национальность, паспорт... А так, я даже не знаю. По эмоциональному восприятию - да! В Южной Америке - это все, остается только зажаться в кокон, потому, что они сдирают с тебя все абсолютно. Они очень активны физически. Встречают, например, на выходе из магазина, подписываешь пластинку, а он с тебя другой рукой уже кольцо снимает. Это не потому им нужно, что оно представляет какую-то ценность, им просто от тебя что-то нужно, ну например, кусок куртки, не важно что. Волос выдрать кусок, но что-то с собой взять, на память: вот был, видел, подписал, вот - ухо Джона Уэста! Что-то с собой им надо вытащить. К этому надо быть подготовленным. Когда мы первый раз туда приезжали, еще с ДиСи, он был весь покрыт чем-то блестящим, как новогодняя елка. И на него, конечно, в первую очередь все накинулись, он чуть не плакал. Мы просто были не подготовлены к этому. Если бы мы знали, то набрали бы с собой какой-нибудь дряни - фотографий, медиаторов, всего такого. Мы бы все это раздавали благополучно, и наши личные вещи все оставили бы в покое. А поскольку мы не знали этого, с нас сдирали все абсолютно - рукав, все что попадет.

В Японии - нет, в Японии все стоят на расстоянии пяти метров. Все с фотоаппаратами, желательно даже два, на каждый глаз по фотоаппарату. Причем фотографируют далеко не в самые удачные моменты. Казалось бы, они с таким респектом относятся, музыканты, все такое... Относятся, типа того, стоят так на расстоянии несколько метров, но фотографии делают в самые неудачные моменты. Сидишь, ешь что-нибудь в ресторане, вдруг: бац, вспышка! У тебя все вылетает - еда, вилка и т.д. Мало этого, как правило, промоутеры после концертов... Григоряну: Кстати, запиши себе... В общем, промоутеры ведут музыкантов в какой-нибудь бар, ну и конечно, все назюзюкаются там безобразным образом. Кто-то из нас, не все. И в этот момент, когда ты сидишь со своим дринком, разговариваешь, кто-то сигаретой в носу ковыряет, и тут опять - бац! - все эти вспышки. Но мало того, что они сделают эту фотографию, они ее на следующий день утром напечатают и тебе принесут подписать. Мало того, что ты похож на идиота на этой фотографии, они еще хотят, чтоб ты подписал - подтвердить, что так оно и было! Вот это особенности Японии.

В Америке свои фэны. Там бытует этакое панибратство, распространение его даже охватить невозможно. Они считают, что раз они пришли на концерт, то ты им все, постоянно должен. Ты должен с ними стоять и разговаривать, а если ты вдруг этого не делаешь, не дай бог, ну мало ли, в этот момент чем-то занят, то начинаются обиды. Про дам в Америке я вообще говорить не буду, мы их пачками из автобуса потом выбрасывали. У них свой подход к этому абсолютно, входишь в автобус, там группы вообще не видно. Мини-юбки, пупки везде, по всему автобусу. Ты кричишь: "Кеннет!", а из конца автобуса голос такой слабый-слабый: "Я зде-е-есь"... А так да, они запросто подходят, начинают тебя по плечу хлопать, а если отворачиваешься в другую сторону, то обижаются. У вас слово есть хорошее, помпезный? (Григоряну) Говорил же мне недавно... Пафосный! В Америке, если не дай бог, кого-то от себя отодвинул, то ты, по-русски говоря, пафосный. Это нельзя, боже упаси. Поэтому я из автобуса там вообще не выхожу. А во всех остальных странах, в общем-то, нормально.



"...Я колебалась задавать этот вопрос, но меня уверили, что Вы в любом случае выкрутитесь..."

Естественно!

"...когда Ваш мир, Ваше восприятие мира станет таким, что пропадет необходимость прятаться за клавишами, за гитарой, еще за чем-то, о чем Вы будете писать?"

Я не совсем понял вопрос. То есть, когда у меня пропадет необходимость прятаться за клавишами, группой и так далее, так далее...

"Вы же сами сказали, что музыканты прячутся за своими инструментами. Вот в тот момент, когда Вы почувствуете, что уже нет необходимость ставить между собой и миром клавиши..."

Здесь есть два варианта. Один: у меня наберется столько нахальства, что мне уже не надо будет прятаться за клавишами и я просто запою...

"Андрей, нет, вопрос стоят так: не когда Вы изменитесь настолько, что перешагнете через это, а когда мир изменится настолько, что исчезнет необходимость прятаться за инструментами, о чем Вы будете писать?"

Упс... Это называется: пойди выкрутись. Я даже не знаю, я не уверен, что до конца понимаю вопрос. Поэтому я буду отвечать, как говориться, шрапнелью. Если в какой-то момент у меня не будет возможности или желания ставить между мной и публикой клавиши, я займусь продюсерством. Вывод: или я стал слишком старый, либо я совсем захлебнулся в самоплагиате, что мне даже уже пластинку сделать нельзя...

Из зала: "А вариант мудрости?"


Вот, красивый вариант! Спасибо, помогли мне выкрутиться. Либо я стану настолько мудрым, что я пойму, что у меня нет в этом необходимости.

"А петь не будете?"

Ни за какие деньги. Я бы спел, но мне просто вас жалко. Это что-то действительно ужасное. К сожалению, все мои певцы слышат мой голос регулярно и постоянно, потому что я им все время говорю, как спеть, а потом изображаю. Они каким-то образом меня понимают, они слышат мой вот этот вот голос, и как-то понимают, что я имею в виду. Но если это записать, то у меня все кошки разбегутся.

...А о чем писать, я даже не знаю. У меня все тексты приходят как-то сами. Но, кстати, я обратил внимание, что почему-то в России, именно в России, без прецедентов в других странах, мои тексты воспринимают как мрачные. Вот этого я понять никак не могу. Кстати, мы уже прошлись по поводу Paper Blood. Я там мрачных текстов не вижу. Или у меня сарказм настолько мрачный, что я уже перестал его сам замечать. Ну, есть какая-то печальная песня, допустим, баллада та же, Season's Change. Ну да, печальная вещь, но таких миллион. Вы послушайте Whitesnake. Есть просто печальные вещи - "я ушел, ты ушла, он умер, она умерла". Все это достаточно избитая тема. Ничего мрачного я в этом не вижу. Такой печальный романтический настрой, для дам. На каждой пластинке, если вы обратите внимание, обязательно есть одна баллада для дам. А остальные... Ну что тут такого мрачного? Но почему-то в России, может, переводят дословно, то есть, каждое слово берут и переводят, поэтому получают мрачную атмосферу? Paper Blood мне сегодня сказали, будто песня про конец мира вообще. Но ведь это не так. Это забавная, смешная даже вещь, сатирическая. Песня что из себя представляет: стоит продавец и его ассистент, дама, и они вам предлагают все, что хотите - новую жену, новую жизнь, новую печень и т.п. Достаточно забавно, но видят все в черных красках. Ну как, увернулся я? Уже ушел в сторону от темы... Так что, другого ответа у меня нет.


О том, что новый альбом - новый этап.

Я сейчас могу начать с самой-самой первой пластинки, которую мы сделали в свое время - Land Of Broken Hearts, - и каждый раз мне говорят о новом этапе. Я уже не знаю, мне радоваться или возмущаться по этому поводу. Когда мы сделали первую пластинку, нам сказали, что такая группа вообще никому не нужна. Кому это все надо? Мы сказали, ну ок, может быть и не надо. Вдруг пластинка стала пользоваться успехом. Появился второй альбом, Clown In The Mirror. Все сказали: "К первой пластинке вообще отношения никакого не имеет. Это черт знает что". Она продалась лучше, чем первая пластинка. Потом появился Moving Target. Я помню, представитель одной японской компании нам сказал: "Вот эта пластинка уже совсем для другой публики". Ну ок, все купили Moving Target. Потом я сделал Paradox. Я помню, в Германии у нас была компания, Semaphore, по-моему, дай бог им здоровья. Они были так разочарованны, они от меня ждали такого, а получили вот это. А я в это время сидел в студии и radio edits им какие-то резал, настроение уже было соответственное, конечно. Paradox продался еще лучше. Когда вышел Fear, говорили, что это вообще к Royal Hunt никакого отношения не имеет. Сейчас я смотрю какие-то журналы - классический Royal Hunt. Я так могу пластинку за пластинкой пройти. Сейчас, например, совершенно серьезно, в одном крупном французском журнале обозреватель написал, что он проводит прямую параллель между The Mission и Paradox. Как хочешь, так и понимай, прямую параллель провел человек. А когда вышел Eye Witness, я в броне весь ходил. Политики когда выступают - в таких, чтобы, не дай бог, помидор кто не кинул или камень какой. Вообще сказали, что, мол, какой-то джаз он туда всунул, что это такое!? В общем, полетело, бог знает что. Теперь появляется Paper Blood, и на него сразу навесили новый лейбл теперь появился. Теперь это так называется - prog power. Вот я не знал, теперь знаю, что это prog power. Так что, я не знаю, с этим альбомом... разные они, или что... С одной стороны, говорят: "Ужасный самоплагиат!", с другой стороны говорят: "Замечательно, это что-то новое". Кто-то говорит что-то третье, и если всех слушать, пластинку никогда не сделаешь. Этих послушаешь, других, и пластинки никогда не будет. Поэтому я их и не слушаю. Честно говоря, не в обиду немногочисленным журналистам, которые здесь присутствуют, сколько, три... четыре?... скажу, что критику я не читаю. Если только по необходимости кто сунет ... вот как Сева иногда сунет какой-нибудь журнал под нос - я прочту. Дело в том, что мнение субъективное, может быть, они правы, может быть, не правы. Я не знаю. Какой-то умный человек сказал, это не моя мысль, я даже пытаться продать ее так не буду, - что если веришь в хорошую критику, то верь в плохую. У меня как-то с Джоном был разговор. Когда он пришел, на него, естественно, наехали очень здорово, по поводу того, что он пришел после ДиСи. И что бы он ни спел, не важно что, никто уже не смотрел, хорошо он поет или плохо. Все сравнивали: а вот эту букву А, которую он сказал, а если бы сравнить с ДиСи? Он расстраивался по этому поводу, и я ему сказал: "Джон, ты же веришь в критику, когда журнал тебе дает 10 из 10, и пишут, что вот, наконец, Royal Hunt получили гениального певца. Тебе приятно?" Он отвечает, что, конечно же, приятно. "Ну, раз ты это читаешь и в это веришь, то будь любезен, когда тебе ставят 0 из 10 и говорят, что ты вообще катастрофа - этому тоже надо верить". А можно выбрать третий путь - не читать ни то, ни это. Сам внутри всегда же знаешь, что ты сделал. Когда ты закончил пластинку, ты же знаешь, хорошую ты сделал пластинку или плохую. Отдай ее, а там уже сами разберутся, кому-то
понравится, кому-то нет. И нечего это слушать, нечего читать.



Об успехе сольного фортепианного альбома OceanView.


Я считаю, успех был огромным. Не столько с точки зрения продаж этого альбома, сколько с другой стороны. Каждый мой сольный альбом играет очень большую роль в истории Royal Hunt. Мы, кстати, заметили это недавно, сейчас я вам скажу почему. В свое время, когда я сделал Changing Skin, опять-таки, вернусь к "неблагодарной прессе", писали: "A зачем он сделал эту пластинку? Ведь звучит все так же, как и Royal Hunt". Но получилось так, что вдруг Changing Skin стал продаваться в Южной Америке, в странах, в которых ни одна пластинка Royal Hunt не продавалась. Естественно, на горбу этой пластинки все последующие пластинки стали продаваться в Аргентине, Чили, Бразилии, Колумбии... очень важный для нас рынок. Открыл этот рынок практически Changing Skin.

Прошло несколько лет, появился Black On Black, опять: "Что же он там делает?! Подобие Rainbow" и т.д. И вдруг пластинка начала хорошо продаваться на юге Европы, в тех странах - в Испании, в Португалии, юг Франции, юг Италии, где мы вообще пробиться не могли очень долго, пластинки там уходили, но жидко. Теперь, естественно, на горбу Black On Black, Royal Hunt продается и там, причем продается замечательно. В то время мы не могли сделать и одного концерта в Испании, в этом году у нас их пять, в одной маленькой Испании, не говоря уже о Португалии. То есть, эта пластинка тоже сослужила какую-то службу.

Теперь выходит OceanView, ну тут у людей буквально пена изо рта пошла. Кто-то начал меня с Моцартом сравнивать, не с положительной точки зрения. Что я себя им возомнил, чего я абсолютно не делал. Ну, не важно, сделал пластинку, вдруг она начинает продаваться в Австралии. Опять-таки территория, где Royal Hunt не продавал ни одной пластинки. Только по импорту примерно три пластинки в год кто-то в буше там покупал. Теперь прошел туда OceanView - пожалуйста, у нас есть компания в Австралии, и там издается Paper Blood. В этом году там запланировано четыре концерта. Так что ничего зря у нас не делается, даже если выходят сольные пластинки, не зависимо от критики они каким-то образом прокладывают дорогу Royal Hunt. Теперь ребята шутят, что когда я сделаю следующую пластинку, я должен буду целиться на китайский рынок. То есть, везде мы уже есть, а в сторону Китая никак я не могу сделать... ну, я постараюсь.


"А в Турции есть поклонники Royal Hunt?"


Есть, есть и дистрибьюшн в Турции, и в этом году там будем играть концерт в первый раз.



О том, что был Fear - состояние души или некий фрагмент всего творчества.


Это был фрагмент 1999 года, также как с Land Of Broken Hearts был фрагмент 1992 года. В тот момент он правильно вписался в какой-то мой маленький мирок, в котором я живу. Потом появился The Mission, Eye Witness. Это как поляроид, словно фотографии того периода - полгода, год, - в котором я находился, мои мысли. Та же самая история с Paper Blood. Когда я начинал писать, я понятия не имел, как Paper Blood будет выглядеть в конечном итоге. Я не знал, что придет Маркус. Я не знал, какие вещи из этого получатся. Я не знал, откуда появятся эти злосчастные три инструментала. Я ничего этого не знал. У меня была какая-то идея, как со всеми идеями часто происходит, она приняла какую-то собственную жизнь. Запрограммировать такие вещи невозможно. Мне кажется, что если ты запрограммируешь какую-то пластинку, будет полная дрянь. Может, я ошибаюсь, я не знаю, во всяком случае, не пробовал. У этих идей своя жизнь, они сами развиваются каким- то образом. Может быть, в какой-то момент у меня опять Fear появится. Кстати, Fear тоже изначально плохо приняли. Он продавался хорошо, в тот момент это была самая хорошо продаваемая пластинка Royal Hunt, а пресса была абсолютно отвратительная, потому что в этот момент ушел ДиСи, начались все эти скандалы. Звук на пластинке был совершенно другой. Она у нас получилась какая-то такая вальяжная, было мало быстрых вещей. И самих песен было мало, и они были длинные, заумные, было очень много клавиш. И все вокруг зубы точили по этому поводу. А продалась она хорошо. Так что, пойди рассчитай... как получится, так и получится.



"Андрей, когда у вас был первый концерт в Москве, впечатление было смазано тем, что ..."


Да, очень было смазано...

"... связанное с большой задержкой концерта, вы были десять часов на таможне..."


Да, развлекался ....

".... Так вот в связи с этими обстоятельствами - не отбило ли это охоту выступать в России?"


Отбило, но ничего не поделаешь...

"... в чем была причина той таможенной задержки?"

А понятия не имею. Мы приехали на таможню, в Шереметьево, появились какие-то таможенные чины, и сказали что и аппаратуры много, и бумаги какие-то не сделаны, причем самое забавное то, что мы им выдали кучу бумаг. Ну может не кучу, но обычно когда ездишь по Европе, у тебя есть такая система (документ), называемый карнет, это несколько документов, несколько страничек, и там переписана вся аппаратура которая с тобой ездит. Документ заверяется в таможенной системе Дании, где подтверждается, что эта аппаратура действительно выезжает из Дании, она не облагается никакими налогами и т.д.

И потом ты начинаешь ездить по странам. В каждой стране, в которую ты приезжаешь, таможенники (которым не лень), проверяют эти бумажки и ставят печать. Все. И когда мы привезли вот этот карнет в Россию, он был избит печатями, потому что мы ездили по всей Европе, никаких проблем не было, и аппаратура была та же самая.

Но... может быть эта система с этими бумагами, с аппаратурой таможенников как-то не устраивала, я не знаю. Им казалось, что не может же быть так все просто - приехала группа с аппаратурой, поставили печати, и они проехали. Нет, должны быть какие то сложности! Может быть, была какая то материальная заинтересованность с их стороны. Но, короче говоря, аппаратуру не выпускали. А поскольку в нашей компании по-русски говорю только я - естественно я там и застрял. И вот часов 10-11 я там сидел, изучал кабинеты, и меня отправляли все время от Ивана Ивановича к Василию Васильевичу, из одного кабинета в другой.

А когда приехали второй раз, все было гораздо быстрее, просидел я там часа три четыре всего... т.е. сократилось уже будь здоров как! На семь часов. В следующий раз может уже до часу-полутора сократиться ...



"...Т.е. становится интереснее".


Точно! Уже появляется какой то интерес. Спорт такой. Все будем сидеть, и спорить - сколько сегодня продержат? У нас такой спор перед выходом на сцену - сколько народу будет. Скидываемся по 10 долларов, и каждый гадает. Особенно если какие-то новые территории, если мы абсолютно не знаем, сколько будет народу, и мы сидим гадаем. Кто-то говорит 500, кто-то - 600! 370! Мы это все записываем. А потом кто-то - счастливый обладатель всего. Вот так, чувствую, и с таможней будет - 3 часа, 7 часов...

"... неплохой бизнес ..."


Нет, дает мало, жить на эти деньги невозможно, несмотря на количество концертов, но все же определенный доход.

"Может, имеет смысл повысить ставки?"


Хм, неплохая мысль, кстати... У меня была другая идея - внести штрафы за ошибки. Допустим, ошибся на сцене во время концерта - 20 долларов. И перед каждым такой маленький список - и после ходить друг друга проверять. Вот где можно деньги делать! Но, конечно, на мне никто ничего не заработает - я, естественно, ошибок не делаю.



Об ощущениях от первого концерта.


Да я трясся не знаю как.. я так трясся, что я его забыл... нервничал, наверное... Или вы имеете в виду первый концерт в моей карьере?

"...нет, первый концерт Royal Hunt"


Ну вот, я говорю - так трясся, что забыл, где и как это было. Новые люди были, все нервничали конечно, и дело в том что у меня такое свойство... качество, причем никому не нужное - я вечно волнуюсь за всех, волнуюсь за гитариста, волнуюсь за барабанщика.. Услышит ли он то-то в определенный момент или нет. А с гитаристом как? Все у него хорошо? Слышит он, что мы делаем? Запомнил он, куда ему идти и куда свет попадет и т.д.

И вот у меня миллиард этих деталей в голове. Поэтому где-то за пять минут до концерта я как мельница - у меня ноги руки мелькают - я везде. Я ко всем лезу - по делу, не по делу. Задаю дурацкие вопросы: а ты помнишь, что надо делать? И все помнят, конечно, все прекрасно знают - я их все равно спрашиваю. А в тот момент, когда начинается интро - у меня все нервы пропадают. Я выхожу и играю, потому что с этого момента я ничего изменить не могу, чего уж волноваться... Вот на первом концерте я как мельница был часа полтора наверное...


"А первый концерт когда был?"


Первый концерт уже как Роял Хант? Году в 88-м... где-то так... Самое забавное, что у меня даже видео есть, самого первого концерта... Я правда, не смотрел его уже, наверное, лет 15... У нас был один приятель - он снимал все наши концерты. В то время не было таких цифровых камер, камера была такая огромная... но он снимал все концерты... так что где-то это все лежит.


"А на Российских концертах будет сниматься какое-то видео?"


Это я уже не знаю... было бы забавно... смотря где будет концерт.


"Т.е. пока таких предложений не поступало?"

Из России - нет. Пока нет... Но дело в том, что в России еще ничего нет. Ни дат концертов, ничего. Но у нас есть такая очень подходящая дырка в нашем концертом туре - с первого до девятого ноября. Т.е. концерты до 28-29-го октября, и потом со второй недели ноября опять концерты. Вот подходящее время приехать в Россию. Получится или нет - пока ничего не знаю... Вот с промоутером разговаривали на эту тему... Обратили внимание? Как только на эту тему заговорили - он убежал.


"А DVD снимается по всему туру, включая Россию?"

Нет, конечно, нет... Кто-то, конечно, будет снимать такие DVD забавные всякие, backstage, и т.д. - все это будет сниматься регулярно. Потом что таких забавных ситуаций масса... Историй всяких куча, говорить даже не стану - это еще три месяца можно рассказывать. И чтобы выкопать потом все эти забавные ситуации - конечно, нужно снимать все постоянно. Но вот сами концерты - т.е. с определенным звуком и т.д. - конечно этого сделать невозможно, это будет стоить безумные деньги. Т.е., наверное, будут выбраны два концерта. Где-нибудь в середине тура. А потом уже из них будут делать микс, или еще что-то...


О том, правда ли что Андрей приехал, в том числе и на концерт Автографа.


Нет, честно говоря, планов у меня не было, т.е. планы были приехать как раз к выпуску пластинки, где-то 8-го ли 9-го... Но по каким то техническим причинам этого невозможно было сделать. Никто не планировал специальный приезд. Но я, конечно, все детали о концерте Автографа знаю, Сева мне уже все рассказал, я уже в курсе, был замечательный концерт, уже знаю все пиротехнические эффекты и т.д.



О том, кем бы он стал, не будучи музыкантом.

- Драконом ... я даже не знаю. Но если вы спросите мою маму - то сомнений нет, - я был бы доктором. Я рассказывал уже многим эту историю - в свое, время, где-то в середине 90-х годов, я помню, как пришел к свое маме, которая до сих пор мечтает о том, чтобы сын стал доктором... причем я серьезно, без юмора об этом говорю, она действительно об этом мечтает. Так вот я к ней пришел и сказал (а я был в такой эйфории от чего-то тогда, точно не помню, удачный контракт может...): "Мам, я получил.. миллион! Все так замечательно!" Ну, мама - как всегда - очки, книга: "Андрюш, ну брось ты этой ерундой заниматься, постригись, пойди на работу". Такая типичная московская мама - т.е. не нужно ей все это: шум, гам, длинноволосый ходит какой-то... Пойди доктором работать!





Аудио-файл предоставлен Russian Darkside e-Zine. Выражаем большую благодарность Bonez'у.